August 18th, 2001

sorren

(no subject)

Статью, начинающуюся со слов «Я бы, может, и не взялась за эту статью — да вот беда, складывается моя жизнь в отечественной журналистике. Кому-то имя мое вполне известно», вообще говоря, дальше уже можно не читать. Но эту прочитал, потому как был упомянут интересный человек Цветков. Твор оказался очень смешной, начинавшийся как натужная попытка элегантной отповеди бесталанному маргиналу, а закончившийся неприличными воплями: «Зря я интересовалась такими людьми, посещала их мероприятия и дома. Вероятно, нельзя было быть рядом с ними даже просто наблюдателем, это наказуемо, и я навеки запачкала свою белую чистую карму!»
тьфу.