Pavel Filippov (emdin) wrote,
Pavel Filippov
emdin

Самый интересный для меня итог этих двадцати лет состоит в том, что мотивация для написания текстов не исчезла, но внимание к их качеству, структурным особенностям и, самое главное, к языку настолько изменилось, что точка пересечения этих двух скрылась за каким-то неведомым для меня сейчас горизонтом. Процесс деконструкции совершенно беспощаден и в конечном счёте от текста не остаётся ничего, кроме короткого удовлетворения от его производства. Таким образом, опубликованный текст подобен окурку с удовольствием выкуренной сигареты. Поэтому большинство своих текстов я удаляю сразу после написания, чтобы не засорять и без того захламлённый пейзаж. Исключеним могли бы быть записи дневникового характера, но если вдуматься, хроникальный стиль ещё сложнее эссеистики, если во втором случае автор может скрыться за зеркальным лабиринтом пассажей, указывающих в пустоту, то в первом текст должен убеждать читателя в реальности происходящего, чем-то средним между polaroid art и авторегистратором, а подобная непринуждённость на деле предполагает высшую степень виртоузности скриптора, который если и прячется между строк, то параллельно убеждает читателя в собственной непререкаемой реальности. Мне это пока не по силам.

На самом деле, всё можно сказать ещё короче: главная проблема, которую решает автор дневника, это вопрос определения его аудитории, в особенности тех текстов, которые никогда не были в нём опубликованы. Где-то раз в двадцать лет хорошо возвращаться к этому вопросу.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments